Забегаловки не работают, туристы не едут

Распечатать Распечатать

Ноябрь 6, 2009

В магазинах и на базарах — нулевые выторги. Покупают разве что чеснок.

Людей на улицах города ощутимо уменьшилось. Перед ратушей ребята от Партии регионов раздают бесплатно защитные маски. Люди учтиво выстроились в очередь, потому что купить их в аптеках и до сих пор проблематично. Площадь, на которой обычно изобилует жизнь, опустила. Большинство кафе и ресторанов не работают. Ни одной туристической группы!

«Закутали» в маску и Диану — богиню охоты, вместе с ее четырехлапыми друзьями. На памятнике надпись: «Жизнь дороже амбиций и имиджа. Берегитесь!». Захожу на Галицкий рынок. Госпожа Ирина продает салат, заверяет, что должна была выйти на работу, потому что огородину нужно продать. Покупателей на базаре не густо. Другая продавец госпожа Анна (на витрине мед, чай, кофе, разные крупы) приехала во Львов из Ивано-Франковска. Всю дорогу, а это четыре часа ехать, держала в роте чеснок, покусывая его время от времени.

«Вы откуда?», — увидев, что я что-то расспрашиваю у людей, позвала меня женщина. «Из газеты». «А вы гриппа не боитесь?», — интересуюсь у нее. «Это все политики, вы послушайте, что они «плетут», что в Украине легочная чума, и это говорит кандидат в президенты» (женщина аж искривилась). На базаре торгует без маски, говорит: «На улице нужно дышать воздухом, маску одеваю в маршрутке».

Продавец сладостей маску опустила себе на подбородок. «Юля сказала уценить на лекарства. Теперь снижать цену не придется, потому что люди все раскупили», — заметила госпожа Александра (торгует промышленными товарами). «От гриппа и пневмонии и в предыдущие годы люди умирали. Только цифры замалчивались»… «А выручка насколько уменьшилась?», — спрашиваю у продавцов. «Ее вообще нет!».

На вернисаже подхожу до двух продавцов. Женщины одеты по-зимнему, куртки аж надулись. Стоят без настроения. Покупателей здесь вообще нет. «Поляков тоже нет?». «Забрели двое, что-то ходили, искали, но так ничего и не купили», — жалуются женщины. «А вы гриппа не боитесь?». «Мы — закаленные, привыкли работать на улице!».

Таксист, с которым я в тот день ехала к больнице на Топольной (теперь — Миколайчука), имел свое мнение: «Это не политика, это реальность. И ее хорошо видно на кладбище!». Таксисты работают в масках, в отличие от «маршрутчикив» (водители и до сих пор не все одевают защитные маски). «Мой знакомый таксист заболел на грипп, — говорит водитель. — Мне кажется, что болезнь он подхватил в бане». «Какие профилактические средства употребляете?». «Пью сто грамм. Заедаю чесноком. Стараюсь не мерзнуть в ноги — это важнейшее».

Подъезжаем ближе к больнице. В голове вертятся разные мысли, может, не стоит туда заходить. Но вспоминаю врачей, которые, рискуя собственной жизнью, помогают другим. Возле больницы заметила машину «скорой». Стучу в окошко (представляюсь журналистом). «Как вам работается?». «Сейчас легче, — отвечает старшая женщина (рядом сидит младший врач, оба уставшие, это видно по глазам. — Авт.). — 30-31 октября было что-то невероятное, вызовов — свыше тысячи. Люди начали паниковать. Сейчас немного успокоились». Во вторник было где-то 700 вызовов “скорой”.

Больница на Топольной производит гнетущее впечатление. Хотя в ноябре здесь должны открыть новое приемное отделение. Люди выходят, заходят в больницу — потек посетителей не прекращается. Народ пытается ни к чему не касаться. Заведующая приемным отделениям Ирина Мельник показывает мне обновлено помещение. «Беверли Гиллз!». Так и есть! Идем дальше, к приемному пункту. Под дверями на обзор ожидают женщина лет 35 и мужчина. Врач приглашает их в кабинет. В этот момент подбегает молодая девушка. «Меня из работы отпустили. Имею температуру, болит под лопатками». Медсестра выдает всем больным термометры.

Ирина Мельник держится мужественно. Рассказывает, что люди не доверяют поликлиникам, а сразу обращаются к больнице. «Вчера мы делали рентген грудной клетки семьдесят семи людям. Обычно на эту процедуру приходит десять-пятнадцать лиц», — говорит госпожа Ирина.

Врач дает мне несколько советов: « Ешьте чеснок, кладите его возле кровати, если есть дети. Должно быть позитивное настроение. Страхи притягивают болезнь». Сама Ирина Мельник употребляет гомеопатические препараты (из натуральных веществ), нос мажет оксолиновой мазью, закаляется.

На «боевом» посту главный врач городской больницы скорой помощи Мирон Борисевич. Когда я зашла в кабинет, установки телефоном врачу давал начальник городского управления здравоохранения Владимир Зуб. «Должны это выдержать», — говорит господин Борисевич. Из-за границы журналисты к больнице ходят «толпами» — приезжали из Беларуси и Польши. Врач имеет озабоченный вид. «В приемном отделении круглосуточно осматривают 130-150 людей, — говорит он. — Обычно имели до ста людей. В целом в больнице 970 кроватей. Сейчас имеем 900-910 пациентов. Два терапевтических отделения перегружены».

«Столько смертельных случаев в такие короткие сроки (пять-семь дней) у нас не было, — продолжает разговор Г. Борисевич, отвечая на мой вопрос о том, что, по статистике, от пневмонии ежегодно умирают люди.

Есть что сказать?

Вы должны войти для размещения комментария.


Rambler's Top100