Только на третьи сутки врачи поняли, что лечат неправильно

Распечатать Распечатать

Ноябрь 20, 2009

Нынешняя эпидемия сезонного гриппа и опасного вируса A/H1N1 сильно испугала украинцев.

Первой удар на себя приняла Западная Украина. Медикам пришлось работать non-stop — и днем, и ночью. Почему Львовщина оказалась абсолютно не подготовленной к пандемии “свиного” гриппа? Почему “калифорнийский” грипп поражает именно молодых людей? Насколько львовские врачи были готовы бороться со смертельным вирусом рассказал директор департамента “Администрация городского председателя”, врач по специальности Олег Березюк.

— Мы говорим о необычном вирусе. Что объединяет людей, которые умерли? Может, все они из бедных семей, у ли них ожирение? Почему молодежь в группе риска?

— Этого еще не знаем и отмечаем как особенность. Необычное начало болезни. Эпидемия началась чересчур быстро — мы бы сейчас должны были только входить в эпидемию, а у нас пек заболеваемости. Во-вторых: острота. За десять дней мы заполнили больницы людьми с пневмониями. В-третьих: осложнение. Гриппозные состояния всегда имеют осложнение — на сердце, почки. В этом году — легкие. Осложнений многовато, и среди них есть летальные последствия.

— Почему вирус зацепил первой Западную Украину?

— У меня нет прямого ответа на этот вопрос. Можно выразить несколько гипотез. Миграционные процессы в Западной Украине значительно интенсивнее. Сколько галичан ездят хотя бы в Польшу. Но здесь также масса вопросов. Почему эпидемия не возникла в Польше? Уверенный, первые признаки пандемического гриппа у нас были в мае.

— Может, врачи просто не знали, что делать.

— Медицинская система хорошо отрегулирована. Медики справились. Первыми удар приняли врачи Львовской больницы скорой помощи. К ним начали доставлять больных в крайне тяжелом состоянии. Растерянность была. Тебе привозят умирающего человека, молодого, который горит, и ты должен поставить диагноз. А лаборатории нет. Результаты анализов мы могли бы иметь спустя сутки. А так лечили обычную пневмонию. И первые двое суток показали, что лечение неэффективно. Врачи начали думать, что делается. Пневмонии, вызванные вирусами, нужно лечить другими антибиотиками. Более дешевыми. Поняли это только на третьи сутки.

— Кто виноват в том, что область оказалась не готовой к эпидемии гриппа?

— Не было проведено мероприятий, которые бы подготовили врачей к эпидемии. А еще уровень доверия к медицине низкий. Не только потому, что она не дотягивает к уровню мировой, наше общество недоверчивое ко всему. Эпидемиологическая служба недоработала. “Калифорнийский” грипп не является новым. В соседних странах он давно. Можно было взять те схемы и адаптировать их к нам. Но есть славянская поговорка: “Пока гром не ударит, мужик не перекрестится”. Я как врач говорю, эта эпидемия не намного отличается от других.

— Есть такая мысль, что у галичан ослаблен иммунитет через Чернобыльскую аварию. Радиационную тучу мы первые встретили.

— Иммунитет настолько тонкая вещь и насколько не исследованная, что любые заявления в данном случае я бы назвал спекулятивными. А в Беларуси разве не было тучи, а в России? В Черниговской, Киевской областях? Иммунитет — темный и древний лес. Лезть в этот лес с маникюрными ножницами нельзя. Чем лучший врач, тем меньше он говорит об иммунитете. Он наблюдает за человеком, делает выводы. Корректирует поведение человека, его жизни. Организм сам должен поддерживать иммунную систему. Медикаментозное лечение здесь не подходит.

— Как можно укрепить иммунитет?

— Проще “пареной репы” (смеется). Вести здоровый образ жизни. В меру употреблять здоровую еду. Порой доброе питание у нас равняется “балык + икра”. Здоровая еда и, которая растет на территории региона, в котором живем. Ананасы у нас не растут. Но в наших яблоках, картофеле, капусте витаминов и микроэлементов больше, чем в ананасах. Алкоголь и табак — враги иммунитета. Когда мы работаем 12-14 часов в сутки, мы толчем наш иммунитет. Вспомним, сколько раз в год вы пробежались по лесу? Занимались ли физкультурой? Это вещи, которые не требуют денег, напротив, позволяют сэкономить. Давайте вместо животных жиров есть растительные. Это все известно, но мы почему-то это игнорируем. Возможно, после этой эпидемии не будем игнорировать.

— Сейчас все говорят о вакцинации.

— Вакцинация существует добрую сотню лет как наука. Спасла миллионы людей от серьезных болезней. У нас давно нет пандемии чумы, холеры, оспы. Против вакцинации начали выступать еще в 1975-1976 годах. Тогда появилась статья в одной газете, что кто-то умер от прививки. Была такая паника, что всех детей перестали прививать. Чем мы заплатили? В середине 90-х годов в Украине была эпидемия дифтерии. А когда я учился в медицинском институте, преподаватели не могли нам показать, как выглядят дифтерийные налеты.

— Люди боятся делать прививку.

— Обеспечить людей качественной вакциной — дело государства. Ситуация с эпидемией показала, что менеджмент отрасли здравоохранения никакой. С другой стороны, как мы относимся к врачам, такую медицину и получаем. Что они там знают, только деньги берут. Нужно спросить власть, что она сделала для врача, чтобы он лучше лечил? Кто приедет из столицы, все привозят больницам подарки. Не подарки нужно привозить, а финансировать медицинские заведения. Большую часть средств забирают в государственный бюджет, а затем привозят дыхательный аппарат.

— В нашей газете был материал о том, что в Голландии супругов заболевший на “свиной грипп”. Врач прописал им витамин С, много пить. Уже за неделю они вышли на работу.

— Когда была чума, все же город не вымирал. Были люди, которые болели и выжили, другие — вообще не болели. Магическое слово — иммунитет. Некоторые люди выживают с явно диагностированными раковыми опухолями. Врачи их уже отправляют домой умирать, а они через пять лет приходят и говорят: “У меня в боку болит”. Вдруг заработала какая-то система, произвелись клетки, какие “з’или” раковую клетку. Так же и здесь. Человек может “хватануть” инфекцию. Но ее иммунная система отреагировала, выработала иммунитет. Кто-то покашлял, температура поднялась до 37, человек полежал — и все прошло. Но это был тот же грипп. А у другого человека — температура 40. Пневмония. Это индивидуальная реакция на каждый раздражитель. Мы боимся людей, которые кашляют, а в действительности возле нас может стоять человек, который просто дышит. Но она является носителем вируса и может нас заразить. Инфекция может жить в человеке, но ей самой не вредить…

— Выделил ли правительство деньги для львовских врачей за сверхурочную работу?

— Нет. Выделены деньги на лекарства. Их закупили централизовано, и нам передают. Но мы постараемся заплатить врачам из городского бюджета в любом случае (В мэрии обещают выделить 2 млн. 900 тысяч грн).

— Когда заработает вирусологическая лаборатория?

— Эта лаборатория “пошла” на область. Город хочет также мать такую лабораторию. В таких ситуациях украинские города брошены на произвол судьбы. Часть средств планируем выделить из городского бюджета. Остальные — будем искать. Нужно 1 миллион 200 тысяч евро. Будем “толочь” государство. Такие лаборатории должны быть в каждой районной больнице.

— В “гриппозном” вопросе замешена политика?

— Эпидемия гриппа происходит в избирательный период. Нудит, когда вижу, как политики комментируют грипп. Хорошо, власть позволила, чтобы польские вирусологи забрали наши пробы. Мы открыли все для экспертов ВООЗ, что можно было открыть, они работали во всех больницах. Дали полезные рекомендации, о какие мы и не догадывались. Например, активное использование кислорода (на больного человека одевают кислородную маску). Это очень важен нюанс.

— Почему перестали говорить о страховой медицине?

— Нужно говорить о социальной медицине. Мы с вами деньги из зарплаты отдаем на налоги? Нужно также платить налог “на здоровье”. Тогда больницы превращаются в предприятия, которые предоставляют социальные услуги. А не на тех, кто стоит с протянутой рукой. Это должно быть решение на уровне государства. Конечно, мы получим критику: “Что, еще что-то будут стягивать?”. Но это нужно сделать.

— Я лично боюсь врачей как огню и не доверяю им, так же, как и большинство людей. Как убедить людей в противоположном?

— Есть момент консилиума. Когда добрый доктор, он всегда идет к коллеге и говорит: “Посмотри, я что-то не уверенный”… Так же люди должны делать. Нужно пойти минимум до трех врачей. Если диагнозы расходятся, будет и четвертый.

Есть что сказать?

Вы должны войти для размещения комментария.


Rambler's Top100