Сегодня каждая беременность — на вес золота

Распечатать Распечатать

Март 17, 2010

Доктор медицинских наук Юлия Давыдова рассказала, почему выносить и родить ребенка сегодня стало тяжелее и почему этих трудностей не следует бояться.

Наталья уже почти три года живет без щитовидной железы. Операция из удаления этого органа в Украине — не редкость. Но история этой 31-летней женщины уникальна тем, что Наталья носит под сердцем.. двойню. Она вспоминает, как пришла со своей беременностью в женскую консультацию. Там за голову ухватились: «Двойня? С вашим диагнозом»! Поэтому из пятой недели беременности Наталья находится под надзором специалистов Института педиатрии, акушерства и гинекологии Украины. «Отношение здесь врачей поразило: неважно, какой у тебя диагноз, главное, что ты — беременная. И надо сделать все возможное, чтобы эту беременность сохранить, — говорит Наталья. — Так, проблемы были и очень серьезные: долго возобновляли гормональный фон, боролись с поздним токсикозом, но справились. Меня постоянно настраивали на позитив. И вот нам уже совсем немножечко осталось к родам». Еще десяток лет назад история Натали была бы невозможной. Но наука не стоит на месте. Сегодня ученые работают не только над глобальными вопросами, но и над маленькими проблемами обычных людей. Например, помогают.. рождать детей. Об этом мы разговариваем с доктором медицинских наук Юлией Давыдова, заведующей на акушерском отделении экстрагенитальной патологии ИПАГ.

Многим женщинам дети сегодня достаются нелегко

— Юлия Владимировна, Наталья — не первая ваша пациентка, которой удалена «щитовидка». Медицина пошла так далеко, что уже и эти женщины могут почувствовать радость материнства?

— Из 1999 года в нашем институте уже родили около 300 таких женщин. Причем родили сами (кесарей вскрытие в таких случаях мы производим только по медицинским показателям). Некоторые рождают уже во второй раз, в третий раз! Функцию «щитовидки» при этом берет на себя гормональная заместительная терапия. Спасибо нашей фармации, которая развивает технологии приготовления очень чистых гормональных препаратов, которые позволяют женщине хранить качество жизни.

— Насколько вообще выносить и родить ребенка сегодня стало тяжелее?

— Действительно, количество женщин, которым дети достаются очень нелегко, в последние годы увеличилась. Способствует этому грязная окружающая среда, слабое здоровье женщин, отложения беременности на более зрелый возраст. К тому же современные девушки слишком рано начинают жить половой жизнью, не защищаясь при этом. Это увеличивает количество зажигательных заболеваний, некоторые из них протекают бессимптомный, поэтому об их наличии женщина уже узнает во время беременности. И, к сожалению, в последнее время видим, что увеличились количество женщин с так называемой беременностью высокого риска. Они имеют заболевание сердечно-сосудистой и эндокринной систем, болезни крови, раков той же таки щитовидной железы. Все это приводит к тому, что трудно вынашивать беременность и рождать.

Но, с другой стороны, медицинская наука не стоит на месте. И качество услуг, которые предоставляются беременным высокого риска, тоже увеличивается.

— Мама моей подруги, чтобы родить свою единственную дочку, тридцать лет тому назад все девять месяцев пролежала под капельницами. У вас тоже есть такие пациентки?

— Хвалить Бога, нет. Сейчас уже существуют такие медицинские препараты и методы лечения, что в этом нет потребности. Поэтому делать материнство подвигом и девять месяцев проводить в стационаре — необязательно.

— С родильницами какого солидного возраста вам приходилось встречаться в своей практике?

— У меня рождала женщина 48 лет. Ей долго не удавалось забеременеть, она лечилась, и, в конечном итоге, долгожданное материнство стало возможным благодаря репродуктивным технологиям. В зрелом репродуктивном возрасте (пределом у нас считается 49 лет) женщина иногда взвешивается стать матерью, если у нее погиб взрослый ребенок. А вот у этой пациентки то была первая долгожданная беременность. В нашей клинике известны и случаи, когда рождали в 52 и в 56 лет. Но это были женщины, которые помогали своим дочкам, поскольку те по определенным причинам не могли выносить деток. То есть по существу — суррогатные мамы.

Это умное УЗД

— Врачи говорят, что в последнее время увеличились количество замерших беременностей. С чем это связано?

— В первую очередь — это во многом связано с развитием ультразвуковой диагностики. Замершая беременность так или иначе заканчивается ее прерыванием. Раньше как было — случился выкидыш — и все. Лишь потом по результатам гистологии, характером изменения тканей можно было сделать вывод, что беременность замерла. А можно было этого и не заметить. Сейчас, когда у нас такая демографическая ситуация, подходы государства изменились: каждая беременность — на вес золота. Да и женщины стали умнее в этих вопросах — много читают, интересуются, а следовательно, и хотят знать, отчего это случилось, во избежание замершей беременности в дальнейшем.

— У моей знакомой была ситуация — она должна была родить двойню, а потом выяснилось, что один эмбрион замер. Ей рекомендовали сохранить эту беременность.

— Все правильно. Есть такое понятие — «венешен твин», когда закладываются двое детей, но один ребенок погибает. Если это случилось на ранних сроках, то это никак не будет мешать вынашиванию второго ребенка. Вот сейчас у нас в отделении находится такая женщина со сроком 31 неделю, мы наблюдаем за ней и надеемся, что она доносит свою беременность максимально к сроку родов. К сожалению, случается, что во время вынашивания двойни придется сталкиваться с трансфузиологичним синдромом, когда один ребенок кровопостачаеться лучше и получает больше питательных веществ, чем братик или сестренку. У них даже разница за массой бывает до 500 граммов. Это связано с тем, что когда двойня имеет одну плаценту, то кто-то один из них будто «обворовывает» другого. Случается, что эта вторая, обделенная, ребенок может погибнуть раньше. В таких случаях очень тщательным образом наблюдаем по состоянию живого плода, за зрелостью его легких, и, возможно, придется прибегнуть к срочному родоразрешению, чтобы не допустить гибели другого ребенка.

Когда дети не такие, как все

— В одной из книг для беременных зарубежного автора мне как-то пришлось натолкнуться на раздел, где давали советы женщинам, которые решили родить больного ребенка, — современные технологии позволяют об этом узнать загодя. Я была поражена: разве женщина может сознательно на такое пойти? Однако ситуации же бывают разные..

— Урожденные болезни могут быть разными. Есть поздравительные изъяны, то есть такие, что после определенного хирургического вмешательства позволяют ребенку полноценно жить, и летальны, такие, что невозможно исправить хирургическим путем. Вот тогда предлагается прерывание беременности. В нашем институте очень хорошо продуманная система диспансеризации плодов, которые должны родиться с изъяном сердца. Женщина рождает, потом отправляем малыша в кардиоцентр на операцию. Следовательно ребенок может прожить долгую и полноценную жизнь.

Вот сейчас у нас рождает женщина, у ее ребенка донатально диагностирован изъян желудочно-кишечного тракта. И наша хирургическая бригада уже готова оперировать этот малыш. Часто случается такая патология, как гастрошизис, — несращение передней брюшной стенки, когда внутренние органы выходят наружу живота. Но это можно исправить.

Значительно более сложная ситуация, когда идет речь о хромосомных патологиях — синдромах Дауна, Патау и другие. Этих детей уже будет трудно адаптировать к полноценной жизни. В США, европейских странах совсем другая социальная поддержка таких семей. Детей с синдромом Дауна даже всиновлюють. У нас же общество еще не готово к таким шагам. На семейства, где родился такой малыш, до сих пор смотрят искоса: у них такой ребенок, значит они алкоголики. Но это не так! Это хромосомное нарушение, которое ничего общего нет с тем, пьют родители или нет! На счастье, и в Украине сейчас родители таких детей объединяются в общественные организации, где обмениваются опытом, морально поддерживают друг друга, а не остаются один на один со своими проблемами.

— Или случаются ошибки во время пренатальной диагностики?

— Если идет речь о кариотипування, когда на исследование берут часть плаценты или пуповинную кровь, и генетик четко рассматривает гены ребенка, ошибиться очень трудно. Скажу больше — это практически невозможно, потому что за ошибочный диагноз есть ответственность. Такие выводы делают специалисты высокого класса, какие десять раз проверят свои подозрения, прежде чем поставят диагноз.

— Какие показания к исследованиям инвазивными методиками?

— Их рекомендуют женщинам, старшим 35 лет, если в их семьях есть дети с врожденными пороками или если был сделан ранний скрининг (до 12 недель беременности) по двум показателям и они имеют отклонение от нормы. Если не успели провести первый скрининг, тогда рекомендуют второй скрининг в 17 недель, и если опять же есть подозрение хромосомных нарушений, то предлагаются инвазивные методики. Но почему-то многие женщины с предубеждением относятся к этим исследованиям, есть и такие, которые отказываются, тому, к сожалению, имеем то что имеем. Да, бесспорно риск во время проведения таких исследований є. Бывают и локальные кровотечения, и выкидыши. Но вероятность этих осложнений не такая высока, как думают женщины. А польза — огромна! Потому что надо понимать, что ребенок, который родится инвалидом, ляжет на ваши плечи. И на плече государства, потому что это предусматривает за собой и социальные выплаты, и неработоспособность матери или и необходимость пребывания такого ребенка в специализированном заведении.

Есть что сказать?

Вы должны войти для размещения комментария.


Rambler's Top100