Вышел из народа — не закрывай за собой дверей

Распечатать Распечатать

Январь 14, 2010

Доктор медицинских наук Вадим Федоренко рассуждает над тем, как вылечить наше больное общество и возобновить социальную справедливость.

Доктор медицинских наук Вадим ФедоренкоВадим Петрович — хирург и научный работник. Человек осведомлен не только в медицине, но и в литературе, истории, в политике. Говорят, народ после Оранжевой революции отчаялся во всех политиках, устал от политики, от многочисленных политических ток-шоу… Вадим Петрович, невзирая на занятость (читает лекции, принимает зачеты и экзамены, пишет научные труды, оперирует), от политики не устал. Смотрит почти все политические дебаты, осведомленный с программами главных претендентов на президентское кресло, временами пытается “достучаться” к ним, звонит по телефону на радио и телевидение, формулирует письменные вопросы к политикам. Взгляды Вадима Петровича выдались мне интересными. Решил их обнародовать, но с условием, что врач будет не только ставить диагноз, писать историю болезни, но и предлагать свои рецепты для выздоровления нашего больного общества и политикума. Спрашиваю у собеседника как у пациента: “Что вам больше всего болит?”.

— Коррупция, взяточничество, теневая экономика, так называемые откаты, разворовывания народного добра. Метастазы этой болезни поразили весь общественный организм. Номенклатурщики, чиновники всех рангов, власть предержащие, политики, даже работники правоохранительной системы в погоне за личным обогащением потеряли любые моральные предохранители. В такой ситуации многие начинают думать о диктатуре. В Южной Корее трех президентов осудили за коррупцию к смертному наказанию, правда, не казнили… В Китае за большие взятки — расстрел или смертельная инъекция…

— Вы за такие методы?

— Нет. Я — за диктатуру закона. Осуществлять эту диктатуру должны, в первую очередь, первые лица государства. Президент, премьер, спикер, генеральный прокурор, главный судья… Но на это должна быть политическая воля. Такой воли не вижу, потому и не “сидят бандиты в тюрьмах”, как кое-кто обещал…

— Может, прав Анатолий Гриценко, предлагая карать за большие суммы длительными сроками заключения, а стражей порядка — пожизненно…

— Он перегнул палку. Зачем удерживать государственным средством тех воров — кормить, охранять? Нам нужны не их жизнь или здоровье, а их деньги. Достаточно домашнего ареста, запрещения выезда за границу. Поверните то, что наворовали, нахапали, — и на все четыре стороны! Известно, на каких счетах в банках деньги, в каких оффшорах. Возможно, следовало бы позаимствовать опыт Грузии. Известно о нескольких случаях, когда денежные люди откупились от тюрьмы. Не вспоминаю, сколько тысяч долларов заплатил зять Шеварднадзе, но его таки выпустили за границу… Не знаю, почему только болтовней ограничилась идея принятия закона о легализации теневого капитала? Почему у парламентариев не доходят руки к законам о налогообложении недвижимости, роскоши? С первого января вступает закон о борьбе с коррупцией. Там предусмотрено декларирование не только доходов, но и расходов. Почему-то декларирование расходов касается лишь государственных служащих и их ближайших родственников. В той же Грузии расходы декларируют все без исключения и даже дальние родственники тех, кто подает декларацию. Не следует забывать и о недвижимости и роскоши, оформленной на подставные лица. Говорят, мафия, коррупция бессмертные. Однако приуменьшить ее масштабы можно.

— Но коррупцию подпитывает все наше больное общество… В частности, и в медицине.

— Все мы вышли из народа. Другого народа теперь не будет. Нет других лекарств, кроме неуклонного выполнения законов. И тех, которые есть, и тех, которые надлежит еще принять. Нужно суживать полет, на каком действуют коррупционеры, взяточники, ограничивать всяческие запрещения, бюрократические преграды, уменьшать количество контролирующих органов и проверок.

— Общество наше бедно. Вы предлагаете забрать нечестно заработано и разделить?

— Деньги в государстве есть, государство не бедно. Деление общественных благ у нас несправедливо. В ни одной стране (не говорю о странах-изгоях) нет такой пропасти между минимальными и максимальными зарплатами и пенсиями. У нас разница — в десятки раз. Аморально жировать, кичиться своим богатством, роскошью, когда большинство населения за чертой бедности. Одна вещь, когда это касается какой-то эпатажной эстрадной звезды, и совсем другая, когда речь идет о руководителях государства, чиновников высокого ранга, нардепов. Разве это не нонсенс — коммунист на иномарке!.. Премьер-министр Латвии Иварс Годманис в июле 2009 года сократил свою зарплату на 15 процентов. Президент Литвы Даля Грибаускайте — “рубанула” свою на половину… В первые послевоенные годы министр экономики в правительстве Аденауера Людвиг Ерхард для оживления потребительского спроса распорядился выдать каждому жителю ФРГ по 48 марок. Себе взял символическую одну марку… Достаточно много руководителей европейских стран для решения государственных дел не заказывают чартерных рейсов, а летают самолетами экономкласса. Мэры не боятся передвигаться городом велосипедами… Кое-кто скажет — популизм. Побольше бы таких популистов!

Во время жестокого экономического кризиса нужно считать каждую копейку. Я не против памятников жертвам Голодомора, Мазепе, возобновления Батурина, художественного “Арсенала”, других культурно-художественных достопримечательностей. Но в это время нужно-таки считаться с приоритетностью и последовательностью осуществления затратных проектов, думать, на чем можно сэкономить, чтобы как-то удержать социальные стандарты. В такое трудное время как никогда нужно единство общества. Но для кое-кого кризис как мать родная. Грызутся все ветви власти. Пример консолидации общества подал нам в свое время Франклин Рузвельт, когда Америка выходила из Большой депрессии. Он пошел на так называемые непопулярные меры. После обращения к народу на 9 дней закрыл все банки. Граждане должны были сдать золото в казну по 22,6 доллара за унцию. 500 миллионов долларов Рузвельт выделил из федеральной казны на помощь безработным, обязав губернаторов штатов к каждому федеральному доллару добавлять три собственные. Так безработные получили два миллиарда. 540 тысяч фермерских хозяйств, которые испытали крах, получили 2,2 миллиардов долларов.

— После преодоления финансового кризиса которые, с вашей точки зрения, должны были бы быть первые шаги до повышения благосостояния людей?

— Я бы начал с предоставления учителям и врачам статуса государственных служащих и повысил бы их оклады к уровню среднего заработка в промышленности.

— Разговаривая с доктором медицинских наук, нельзя не коснуться и проблем нашей нищей медицины…

— Медициной люди не довольны даже в самых богатых капиталистических странах. Потому что речь идет о здоровье и жизни каждого. Знаем, какие баталии развернулись в США по поводу целесообразности реформирования системы здравоохранения. Без солидарной ответственности с самими гражданами, работодателями государство не в состоянии обеспечить на высоком уровне здравоохранение населения. Мы никуда не денемся от обязательного медицинского страхования. Наилучше я ознакомлен с опытом Израиля. Там есть четыре конкурирующих больничных кассы (когда-то в Галичине то были кассы больных). Вещь не только в аккумуляции достаточных финансовых ресурсов для предоставления высококачественной медицинской помощи, но и в контроле за эффективностью работы каждого медицинского работника. Он должен сделать все возможно, чтобы не допустить трагического результата, потери работоспособности, осложнений. На компетентном уровне врач может персонально отвечать — потерять сертификат, лицензию, проиграть свое дело в суде. Там конкуренция, врачей отбирают за конкурсом, широко развитая семейная медицина, которая и у нас набирает оборотов. У семейного врача на учете 750 граждан (у нас около двух тысяч). В компьютере — полная информация — прививка, обследование, эффективность лечения… Медицинским страхованием в Израиле охвачено все, без исключения, населения.

— В областных и районных центрах люди у нас могут получить более-менее эффективную медицинскую помощь. Здесь врачей многовато, кое-кто работает даже на четверть ставки. Но какая беда в селах, особенно в горных районах! Там катастрофически бракует врачей разных специальностей. Целевой набор в медицинские ВУЗы не решает вполне этой проблемы.

— Под военной присягой врача не заставишь поехать в село, тем более, удаленное от городской цивилизации. В медуниверситете в советское время учились на стоматологии студенты из НИР. Ближе к окончанию учебы с ними связывался сельский вийт или мер маленького местечка. Интересовался составом семьи, запросами выпускника. Речь шла о большей оплате труда, жилье, машине, гараже… И у нас оплата труда, жилищно-бытовые условия сельского врача должны быть на порядок более высокими. Они должны иметь возможность периодически повышать квалификацию в ведущих клиниках страны. Понимаю, не все решают деньги. Наша профессия уникальна. И отбор будущих студентов должен быть особенным. Приветствую независимое тестирование. Но медицинский ВНЗ должен иметь право на свои условия и тесты. Конечно, еще не придумали приборов, которые бы просвечивали душу, измеряли человеческую доброту, милосердие, те черты, которые очень необходимы врачу. Но определено морально-психологическое тестирование при отборе студентов должен быть. В советское время для студентов первых курсов была обязательная санитарная практика, студенты без принуждения ходили в больнице на дежурство… К сожалению, не все врачи готовы к изнурительному жертвенному труду ради спасения жизни и здоровья людей.

Есть что сказать?

Вы должны войти для размещения комментария.


Rambler's Top100